понедельник, 16 июня 2014 г.

ПКРМ нужен новый лидер: хуже, чем при Воронине, быть уже не может


 

РЕПОСТ: http://www.vedomosti.md/news/pkrm-nuzhen-novyj-lider-huzhe-chem-pri-voronine-byt-uzhe-ne
В канун парламентских выборов проблема вектора стала для партий и избирателей своего рода водоразделом. За что ратует партия коммунистов – за Таможенный союз или за подписание соглашения об ассоциации с ЕС? Еще недавно все было ясно и понятно. Но сейчас избиратель в тупике.

В октябре прошлого года на церемонии, посвященной 20-летию со дня основания партии, лидер ПКРМ заявил: «Весь парадокс нашего положения в том и состоит, что стать европейской страной Молдова может, только избрав путь в Таможенный союз. Не путь к международной изоляции на долгосрочную перспективу или к какому-то партнерству с Европейским союзом лет через 20-30-50, а стабильную, понятную систему отношений в рамках Таможенного союза».

Европе выгодно рассматривать Молдову как буферное государство, говорил Воронин, в то время как Таможенный союз даст стране стабильность, экономическое развитие и борьбу с коррупцией. Проевропейский альянс лидер ПКРМ называл коррумпированным, привел в качестве примера приватизацию «Banca de Economii», передачу Кишиневского аэропорта в концессию и девальвацию молдавской валюты, в результате которой повысились цены. Такой Воронин был всем близок, понятен и симпатичен, именно эта позиция лидера дала ПКРМ огромные рейтинги, те самые 34 мандата, которые позволили создать самую крупную фракцию в парламенте. За такого Воронина еще недавно готовились вновь  голосовать все желающие вступления страны в Таможенный, а не в Европейский союз.

Однако с недавних пор Владимира Николаевича вдруг стало не узнать. И это не впервые. Создается впечатление, что 20 лет назад его клонировали, причем регулярно этот клон вдруг вылезает и с бесовски высунутым языком оспаривает то, что до этого говорил оригинал.

Все слышали, как в эфире общественного телеканала лидер молдавских коммунистов заявил, что Молдова не может вступить «в то, чего нет», поэтому вести речь об интеграции в Евразийский союз не имеет смысла. На вопрос о том, продвигает ли ПКРМ идею вступления Молдовы в Таможенный союз, Воронин прямо ответил: «Нет, это не так», отметив, что ПКРМ не против модернизации и интеграции Молдовы в ЕС и не собирается денонсировать соглашение об ассоциации с ЕС, если придет к власти в результате осенних выборов.

Какой же Воронин настоящий? Тот, который в ходе предвыборной кампании 2000 года пропагандировал вступление Молдовы в союз России и Белоруссии – или тот, который потом открещивался от этого поступка, угодливо и с помпой принимая в Кишиневе Траяна Бэсеску? Тот, что пропагандировал Таможенный союз, – или тот, что говорит сейчас об ассоциации с Евросоюзом? Кому верить?
Вопрос об адекватности Воронина поднимали не раз и враги, и друзья.

История этого политика – словно странная история доктора Джекила и мистера Хайда. С Ворониным то и дело происходят непонятные, сатанинские  трансформации. Мы видели его агрессивным и авторитарным лидером, но при этом внятным, разумным, отстаивающим интересы большинства и традиционные ценности, восстанавливающим монастыри и воинские мемориалы, собирающим толпы сторонников. Такого Воронина любили, за него голосовали и с ним шли в оппозицию. Но был и другой – эгоистичный и алчный стяжатель, способный зарабатывать на тех же церквях, монастырях, мемориалах, предающий толпы в момент их максимальной преданной мобилизации, полутрезвый, шатающийся, слабый, трусливый, невнятно бормочущий, внушающий неприязнь, совершающий отвратительные, бессмысленные и жестокие поступки.
И вот в самый ответственный момент, в канун парламентских выборов, когда партии коммунистов и всей Молдове – быть или не быть, в Воронине вдруг снова всплывает на первый план его второе, отвратительное, «я», он снова превращается в омерзительно кривляющегося Хайда. Лидер ПКРМ словно нарочно расшатывает двадцатилетние основы партии, публично оплевывая все то, что до этого сам же и провозглашал. Разумеется, в итоге ПКРМ стремительно теряет доверие территориальных лидеров, своих рядовых членов и симпатизантов, а главное - избирателей.
В партии, еще недавно прочно стоявшей на ногах, происходят необратимые разрушительные процессы. ПКРМ к парламентским выборам не готова и не готовится. При нынешнем нехорошем психологическом состоянии лидера она, очевидно, будет неспособна организовать успешную предвыборную кампанию. На это нацелена разрушительная деятельность агентуры Плахотнюка: Рейдман, Витюк, Доменти и другие «бесы» энергично вносят разлад и хаос в ряды коммунистов.

В последних числах мая еще два советника – на этот раз из Чимишлийского района - объявили о своем выходе из ПКРМ и вступлении в Демпартию. Владимир Фомин и Иван Шевченко обосновали свое решение недовольством внутрипартийной борьбой, отсутствием у лидеров ПКРМ интереса к проблемам населения. Незадолго до этого ушли в ДПМ несколько местных советников из Рышканского района, выплеснув напоследок обиду: «Лидеры партии делают вид, что забыли то, что сами обещали избирателям во время предвыборных кампаний… ПКРМ на пороге разрушения, без конструктивных планов, четкой нацеленности в будущее, и признаков оздоровления не наблюдается».

Одна из причин стремительной деградации партии – отсутствие финансирования. Именно в этой партии как ни в какой другой агитируют работать бесплатно, платят гроши аффилированным журналистам. И это притом, что Воронин – один из самых богатых людей Молдовы с состоянием около 200 миллионов долларов (без учета стоимости многочисленной недвижимости в Австрии, Греции, США, Чехии). По оценкам экспертов, лидер ПКРМ может без ущерба для своих капиталов потратить 8-10 миллионов долларов на предвыборную кампанию ПКРМ, но делать этого не хочет. Почему? Прежде всего – из жадности, которая всегда была ему присуща. О втором мотиве рассказал нам один из руководителей среднего звена ПКРМ, поделившийся с нами сенсационным предположением: «Воронин не хочет выигрывать выборы. Он боится поствыборной протестной активности правых, которая будет иметь место, если коммунисты возьмут большинство мест в парламенте. Его сейчас все устраивает. Он богатый человек, который доживает жизнь в свое удовольствие. В силу преклоненного возраста Воронин не может и не хочет вести политическую борьбу. Но и уходить из политики не желает.

Ему нравится быть в центре внимания, его все уважают, берут интервью, считаются с его мнением. Думаю, каждый из нас хотел бы такой старости. Ему плевать на однопартийцев, он законченный эгоист, считает компартию своей собственностью и управляет ею как средневековый феодал. Все кончится тем, что партия проиграет осенние выборы. Многие активисты, уставшие быть в вечной оппозиции, станут из нее выходить. И тогда ПКРМ из ведущей политической силы превратиться в мелкую маргинальную партию. Это реальные наши перспективы! Поэтому компартии нужен новый лидер. Хуже, чем сейчас, быть уже не может».

Александр Казанский